Будущее «Дома актера»

Владимир Этуш в передаче «Культурный шок» на радиостанции «Эхо Москвы».

К. ЛАРИНА: Начинаем программу «Культурный шок». Сегодня она посвящена судьбе Центрального Дома Актёра им. Яблочкиной. Здесь, у нас в студии, напротив меня Владимир Абрамович Этуш, народный артист СССР, и в данном случае нужно представить Владимир Абрамовича, как временно исполняющего обязанности ЦДА. Здравствуйте.

В. ЭТУШ: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Напомню нашим слушателям такую печальную цепь событий, которую мы пережили в этом месяце. Одиннадцатого февраля не стало Маргариты Александровны Эскиной, которая 20 лет возглавляла ЦДА, практически сменив на этом посту своего отца, Александра Моисеевича Эскина, который был, по сути, основателем этого дома, и всю жизнь им руководил. И потом, после его ухода через какое-то время это кресло заняла Маргарита Александровна Эскина, и стала не просто директором, а душой и сердцем этого уникального актёрского клуба, который раньше жил на ул. Горького, на Тверской, затем, в связи с трагическими обстоятельствами, произошёл пожар, который дотла уничтожил это уникальное здание.

Потом Дом переехал в Калошин переулок, угол Арбата, Арбат, 35, где и по сей день существует. Но при этом стоит, наверное, отметить, в контексте нашего сегодняшнего разговора, что последнее время на ЦДА совершаются постоянные набеги со стороны разных чиновников, поскольку, вы же понимаете, что место хлебное, уникальное, самый центр города, здание великолепное, конечно же, хочется его как-то использовать, и получить с него свои дивиденды, свои проценты. Что там какие-то актёры заседают! Поэтому в течение последнего года, последний год своей жизни Маргарита Александровна посвятила этой неравной борьбе с чиновниками, пытаясь сохранить Дом и оставить его там, где он должен быть, оставить его на этом месте, в собственности, я имею в виду не юридическую собственность, а сердечную собственность актёров.

В этой борьбе, конечно же, принимал участие и Владимир Абрамович Этуш, который переходил дорогу из театра Вахтангова, и стеной вставал перед различными структурами, которые приходили с какими-то бумажками, требовали открыть, закрыть, передать. В общем, короче говоря, эта борьба пока утихла, всё пока нормально, Дом работает, там проходят вечера. Я знаю, вчера там был потрясающий вечер Сергея Юрского, в Доме актёра. Будем надеяться, что Дом свою жизнь продолжит.

Но, тем не менее, опасения остаются, и я так понимаю, что именно это опасение, чтобы Дом не исчез с карты Москвы, чтобы он не потерял своей атмосферы, духа, Владимир Абрамович Этуш, на основании приказа Маргариты Эскиной, занял на этот переходный период должность директора, временно исполняющий директора. А дальше по всем законам и уставам правление Дома актёра должно собраться, и рассмотреть кандидатуры на этот пост, чтобы выбрать точное направление. Простите меня за долгое предисловие, но мне кажется, что это важно, чтобы наши слушатели понимали, о чём мы будем говорить.

Параллельно с этим возникло странное противостояние между Владимиром Этушем и некоторыми из членов правления. На девятый день состоялось заседание правления, на повестке дня стоял один пункт – выборы нового директора. Директора в этот день не выбрали, поскольку Владимир Абрамович воспрепятствовал этому, считая неправильным и неэтичным на девятый день заниматься такими прозаическими вещами. После этого, по разным источникам, я разговаривала со многими членами правления, и поняла, что там есть какое-то непонимание, почти конфликтная ситуация. Вы же понимаете, творческие люди горячие, эмоциональные. Поэтому немало было сказано резких слов. И я очень хотела, чтобы сегодняшний эфир проходил бы в присутствии кого-то из членов правления, кто мог бы обсудить ситуацию со всех сторон.

Но к сожалению, попытки наши позвать на эту передачу многих известных людей, не увенчались успехам. По разным причинам отказались придти на эту программу уважаемые члены правления. Вот Юрий Мифодьевич Соломин согласился принять участие в этой передаче. Сейчас репетиция, и ближе к финалу мы с ним по телефону свяжемся, и он своё мнение выскажет. Вот всё моё предисловие на этом завершается. Теперь давайте мы поговорим с Владимиром Абрамовичем. Владимир Абрамович, Вы собираетесь долго быть директором Дома актёра? Вы будете выставлять свою кандидатуру на выборах?

В. ЭТУШ: Ни в коем разе. Я хочу по закону выбрать нового директора. Способствовать этому. На основании тех пунктов, которые существуют в Уставе.

К. ЛАРИНА: В чём причина, как Вам кажется, вот такой нервной обстановке в Доме, и такого противостояния?

В. ЭТУШ: Тут есть несколько причин, наверное. Во-первых, скоропалительность всего этого дела. В Уставе сказано, что выбирать нового директора, нового члена правления можно только в апреле-мае-июне каждого года, т.е. на втором заседании правления. И это я держал всё время. И когда мне сказали на девятый день, что будут выборы, то я этому воспротивился, потому что это против тех правил, которые существуют в «Правилах». Вы говорили, что ни один не согласился – это тоже симптоматично. Нет аргументов у них для того, чтобы противостоять этому правило. Это незыблемое правило. И когда я пришёл на девятый день с желанием отметить, помянуть Маргариту Александровну, я увидел там многих членов правления, которые собирались выбирать. Руководил этим адвокат Печников.

К. ЛАРИНА: Да, тут надо сказать, что, естественно, к этой теме привлечены профессиональные юристы. Я знаю, что два человека, так или иначе, этой темой занимаются. Это Вячеслав Печников, которые многие называют юристов Дома актёров. Вы считаете, что он не юрист Дома актёров.

В. ЭТУШ: Нет.

К. ЛАРИНА: И Александр Калинин, которого Вы считает юристом Дома актёров?

В. ЭТУШ: Да.

К. ЛАРИНА: Давайте, прежде чем продолжить разговор, послушаем мнение юристов, чтобы они объяснили нам, каким образом должны происходить выборы нового директора. Вот по тому Уставу, на который Вы ссылаетесь. Я хочу сейчас, чтобы мы услышали мнение Александра Калинина, юриста, который в данном случае представляет в том числе и интересы Владимира Абрамовича Этуша.

В. ЭТУШ: Он всё время представлял интересы Маргариты Александровны. Это был постоянный её юрист, который вёл все её дела, которые были связаны с Домом, кто хозяин этого дома.

К. ЛАРИНА: Давайте послушаем его мнение. Итак, Александр Калинин.

А. КАЛИНИН: Там разделяется две позиции – позиция права и позиция морали. С точки зрения морали, насколько я представляю её себе, то до 40 дней душа Маргариты Александровны Эскиной ещё в доме, и говорить о каких-то выборах нет никакой экстренной необходимости. Дом актёра работает по тем планам, которые были свёрстаны при ней, работает благополучно, никаких чрезвычайных событий не происходит. Что касается Устава, то М.А. Эскина, будучи директором Дома актёра, по своему положению входила в состав правления. Точно так же, как председатель Союза театральных деятелей А.А. Калягин. Это прописано в положениях Устава.

Норма Устава, требующая до выборов членов правления взамен выбывших, предполагается, что это делается на очередном заседании правления, которое происходит во втором квартале, т.е. во втором году. Поэтому по Уставу какие-либо выборы в состав правления взамен выбывших членов, проводятся во втором квартале. Что касается всего остального – это регламентируется либо законом об общественных объединениях и некоммерческих организациях, либо Уставом и соответствующими положениями о ревизионной комиссии, о правлении, о попечительском совете. На должность исполняющего обязанности директора был назначен В.А. Этуш, финансами Дома актёра распоряжается правление, и исполняет решения правления бухгалтер.

А подписывает финансовые документы лицо, уполномоченное директором. На это есть заместитель директора, наделённый правом подписи. Есть печать, которая хранится у бухгалтера. Она, в соответствии с финансовой дисциплиной, закрепляет этой печатью подписи полномочных лиц.

К. ЛАРИНА: Это Александр Калинин. И ещё одно мнение юриста Вячеслава Печникова, которого многие члены правления так же называют юристом Дома актёра, но вот Владимир Абрамович против этого возражает.

В. ПЕЧНИКОВ: Дом актёра, как и закон некоммерческих организаций, как Трудовой кодекс, говорит о том, что лицо, которое избирается исполнительным органов, имеет особый порядок назначения. Устав регионального общественного фонда Дома актёра им. Яблочкова определяет, что директора фонда избирает правление. Правление должно собраться кворумом не менее половины, и две трети голосов должно проголосовать за одного кандидата. Вот такой обычный для фонда порядок избрания директора. В данном случае правление ещё не собиралось, и директора не избирало. После смерти Маргариты Александровны надо чтобы правление собралось и выбрало директора фонда.

На сегодняшний день в Доме актёра единоличным исполнительным органом, который имеет право распоряжаться финансами, потому что его надо избрать. Если говорить о юридическом порядке, то приказ, на который ссылается Владимир Абрамович, он возникает после заключения трудового договора. В приказе написано, что его назначили временно исполняющим обязанности. В трудовом кодексе у нас нет понятия «временный», у нас есть срочные договоры или договор на неопределённый срок. Временно – это на какой-то срок. Обычно временным называют срок до 2 месяцев. В данном случае даже этот срок уже истёк, потому что приказ, где написано, что он назначен 29 декабря, к 1 марта уже завершает своё действие.

Если говорить «временно» в их понимании, как они понимают, потому что Владимир Абрамович не один, у него есть консультанты, то такого понятия, с точки зрения трудового кодекса и с точки зрения закона, соответственно нет. Всем показывают приказ о назначении Владимира Абрамовича Этуша от 29 декабря 2008 года, который подписала Маргарита Александровна Эскина. На заседании правления я сказал, что с этим приказом Владимира Абрамовича ознакомили люди, не имеющие отношение к Дому актёра, ознакомили через неделю после смерти Маргариты Александровны.

К. ЛАРИНА: Вот два таких мнения. Что здесь самое главное? Опять же, всё упирается в статус Владимир Этуша – временно исполняющий обязанности. По мнению Вячеслава Печникова Ваши полномочия должны истечь к 1 марта. Но я так понимаю, что до выборов Вы, так или иначе, будете исполнять функции директора?

В. ЭТУШ: Вы знаете, я не рвусь исполнять эти функции. И если там есть какое-то противодействие. И какие-то несогласования, я абсолютно просто сейчас, сегодня, готов уступить эту должность. Но я хочу, чтобы сохранился Дом. Я за этот дом боролся. Я был назначен первый раз, когда посягало учреждение Союз… ну, с культурой связано… Росохранкультура. Когда я остался один в кабинете Эскиной, её не было, и ко мне пришёл представитель Росохранкультуры, который предъявил документы на этот дом, что они уже владеют этим домом. И я противостоял этому вместе с Калининым.

И дальше была борьба. Мы были в судах, я участвовал во всех этих процедурах. Мы были в судах, мы были в Белом доме у Набиуллиной, мы потом были у неё в Министерстве, было совещание с представителями Росохранкультуры. Я в это дело вложил часть своей, извините, души. Кроме того, я давно очень дружил с Александром Моисеевичем Эскиным, был в замечательных отношениях с Маргаритой. Я считал, что я причастен к этому. Причастен внутренне, не потому, что я по каким-то формальным… Поэтому, когда сейчас это произошло, я считал, что это вполне естественно. Я считал неестественным на девятый день собираться и выбирать директора правления. Кроме того, в Уставе это сказано.

К. ЛАРИНА: Вы уже издали какие-то приказы, как временно исполняющий обязанности.

В. ЭТУШ: Да.

К. ЛАРИНА: Можно сказать какие, Владимир Абрамович?

В. ЭТУШ: Да. Один приказ о вступлении в должность. Потом приказ о вскрытии кабинета Маргариты Александровны и разборке тех предметов, вещей, которые там находились для того, чтобы вернуть личные вещи. И потом приказ об организации траурных мероприятий, 9 дней, 40 дней. И об увековечивании памяти.

К. ЛАРИНА: А кабинет открыли?

В. ЭТУШ: Нет. Потому что мне сказали, что… Я всё время добивался – вскрыли кабинет? Нет. Потому что пришла Саша с юристом…

К. ЛАРИНА: С нотариусом. Саша – это дочка Маргариты Александровны.

В. ЭТУШ: Да. И просила не вскрывать. Почему не вскрывать, я не понимаю. Я с Сашей разговаривал, я с ней очень в хороших отношениях. Но это прошло мимо меня. Она меня не поставила в известность. Она сама пришла, и просила не вскрывать. После этого мне звонил заместитель директора, и довольно нервно просил меня не настаивать на этом. Скажите, пожалуйста, что это такое – вскрыть кабинет и рассортировать эти вещи? Это что, принципиальная какая-то акция?

К. ЛАРИНА: Может быть, у меня есть догадка. Давайте мы сейчас Новости послушаем, потом продолжим наш разговор. Сегодня у нас в студии Владимир Этуш. Сегодня важно представить Владимира Абрамовича Этуша не просто как замечательного артиста и театрального деятеля, а как временно исполняющего директора ЦДА им. Яблочкиной. Продолжим после Новостей.

К. ЛАРИНА: Напомню, что у нас в студии Владимир Этуш. Мы остановились на таком моменте, который вызывает недоумения у Владимира Абрамовича по поводу кабинета Маргариты Александровны. Как я понимаю, для того, чтобы продолжить нормальную работу Дома, необходимо какие-то документы разобрать в кабинете директора. И, как вы слышали, Владимир Абрамович удивляется, почему Александра, дочка Маргариты Александровны, попросила пока этого не делать. Что там может быть? Может быть, дело в том, что в ту комиссию, которая наделена полномочиями разбирать документы и бумаги в кабинете, Вы не включили никого, кто являлся бы близким родственником Маргариты Александровны, потому что в кабинете могут быть личные вещи.

В. ЭТУШ: Наверное, та комиссия, которую я назначил, это юристы назначили, не я, я к этому отношения не имел. Мне дали готовый список, и я его подписал. Я думаю, что это было предусмотрено. Но если и не предусмотрено, это всё сотрудники Дома актёра. Они могли бы отличить личные вещи от общественных, имеющих значимость, как реликвию.

К. ЛАРИНА: Какие-то личные вещи, конечно, там должны быть. Мне казалось, что это вполне естественно, что в комнату, где человек практически жил, поскольку Маргарита Александровна проводила там большую часть своего времени, почему бы не допустить туда дочь или ещё кого-то, кто представляет интересы семьи, чтобы можно было забрать личные вещи, чтобы в них никто чужой не рылся. Это же возможно, наверное, несложно?

В. ЭТУШ: Конечно.

К. ЛАРИНА: И теперь, я хотела бы спросить. Владимир Абрамович, как Вам видится дальше сама структура руководства Домом актёра? Что Вы предлагаете?

В. ЭТУШ: Тут были разные суждения по этому поводу. Я придерживаюсь того, что мне кажется, что должно быть два человека, как это было при Эскине. Был Эскин, занимал административную должность, и был Жаров.

К. ЛАРИНА: Михаил Жаров, известный наш, легендарный актёр.

В. ЭТУШ: Не только Жаров, были ещё там представители актёрства. Но Жаров был довольно долгое время. И это давало свои плоды.

К. ЛАРИНА: А как разделялись полномочия?

В. ЭТУШ: Фактически Эскин делал всю работу, в которой нуждается Дом актёра, а Жаров больше представительствовал.

К. ЛАРИНА: Типа художественного руководителя.

В. ЭТУШ: Наверное. Здесь точные аналоги трудно привести. Об этом говорили многие, не только я, что не следует ли перейти. Поскольку Маргарита Александровна была значительная фигура, она могла в себе совместить всё, сейчас такой фигуры нет. Но думаю, что лучшей фигурой для этого будет Владимир Владимирович Иванов.

К. ЛАРИНА: Режиссёр.

В. ЭТУШ: Замечательный артист, режиссёр, Народный артист, или Заслуженный, профессор, художественный руководитель курсов, который выполнял большую работу в Доме актёра.

К. ЛАРИНА: Да, он почти все вечера, последнее время особенно, делал всё творческие вечера. А среди кандидатур на должность ЦДА многие члены правления называют самых разных людей, и молодых, и среднего возраста, и уже известных. В том числе и Марию Миронову, Александру, дочку Маргариты Александровны Эскиной. Как бы Вы отнеслись к такой идее?

В. ЭТУШ: Я отрицательно отношусь к Марии Мироновой. Не к ней лично, а к ней в качестве директора Дома. Потому что это опыт, это знание дела. Вряд ли у Марии Мироновой есть этот опыт. Что касается дочки, Саши, с каких… я с ней разговаривал. Я говорил: «Ты не хотела бы?» Она говорит: «Я ещё не знаю». А потом, когда я подумал, то решил, что вряд ли это имеет смысл.

К. ЛАРИНА: Почему?

В. ЭТУШ: Потому, что здесь должен быть опытный человек, который может рулить всеми. Это очень большое хозяйство – Дом актёра. И там очень много соблазнительных моментов, которые…

К. ЛАРИНА: Например?

В. ЭТУШ: …должны быть под контролем.

К. ЛАРИНА: Вы имеете в виду какие-то финансовые вещи?

В. ЭТУШ: И финансовые. Ведь с самого начала было разрешено сдавать в аренду целый ряд площадей. На эти деньги, которые мы получали с аренды, жил Дом актёра, потому что других поступлений у нас нет. Только это. И этим нужно правильно распоряжаться.

К. ЛАРИНА: Вы считаете, что у Александры такого опыта нет?

В. ЭТУШ: Нет.

К. ЛАРИНА: Давайте вспомним, когда Маргарита Александровна пришла на место директора Дома актёра, она тоже вряд ли могла похвастаться большим опытом в области управления и хозяйствования. Она пришла с телевидения, работала там, у неё была исключительно творческая работа. И насколько я помню, когда мы с Маргаритой Александровной разговаривали последний раз в этой же студии, она вспоминала о том, что когда она пришла на место папы в Дом актёра, не все её приняли сразу. И были люди, и их было немало, известных людей, уважаемых, легендарных актёров, которые вообще перестали ходить в Дом, когда она там появилась. Настолько они не верили, им казалось, что она чужая. Но потом прошло какое-то время, и они вернулись в Дом. Почему Вы не допускаете, что с Сашей может произойти тоже?

В. ЭТУШ: Такая же судьба может ждать любого человека, который придёт в Дом. Потому что Дом – это очень многостаночное… это нехорошее выражение, это разнообразная деятельность. Это и пенсионеры, и организация каких-то отдыхов, организация вечеров, организация экскурсий, организация… там есть Клуб директоров. Там очень разнообразно всё это. И должен быть опытный человек. Я в этом убеждён.

К. ЛАРИНА: То есть, Ваша кандидатура, Вы сейчас впервые называете её вслух – это Владимир Иванов, да?

В. ЭТУШ: Да.

К. ЛАРИНА: А директором кого бы Вы представили?

В. ЭТУШ: Не знаю.

К. ЛАРИНА: Административная должность.

В. ЭТУШ: Иванов – это и есть административная. А представителем…

К. ЛАРИНА: А сами?

В. ЭТУШ: Я сам? Я об этом не думал.

К. ЛАРИНА: Ну а почему? Если Владимир Иванов директор, человек, с которым Вы в одном театре столько лет работаете, и прекрасно его знаете. Такой тандем кажется Вам…

В. ЭТУШ: Я об этом не думал. Об этом надо думать и надо разговаривать. Надо понять, как к этому… Но я бы не хотел, поскольку это началось, это замешано на склоке, я не хочу в ней участвовать.

К. ЛАРИНА: А в чём причина? Вы как-то для себя определяете? Я так и не могу понять.

В. ЭТУШ: Потому что все хотят.

К. ЛАРИНА: А чего все хотят?

В. ЭТУШ: Все хотят быть руководителями, наверное. Или все хотят, чтобы были те, кого они хотят. Это превращается в какую-то склоку. Это уже джин немного выпущен из бутылки. Начинается разброд. И они там внутри что хотят себе позволяют.

К. ЛАРИНА: Давайте мы так говорим «они, они». Смотрите, в правление Дома актёра входят Марк Анатольевич Захаров, Олег Павлович Табаков, Фёдор Чеханков, Юлия Константиновна Борисова, Людмила Максакова, Фёдор Добронравов, молодой актёр театра Сатиры, Юрий Васильев, актёр театра Сатиры, и долгие годы активист Дома актёров. Мы его знаем, как участника и инициатора, организатора многих вечеров. Особенно то, что связано с молодёжной секцией Дома актёра. Сергей Маковецкий, актёр театра Вахтангова. Кого я ещё забыла?

В. ЭТУШ: Пожалуй все.

К. ЛАРИНА: Уважаемые же люди! Талантливые люди! Неужели же здесь, в своём сообществе невозможно найти какой-то общий язык? Вам же всё равно придётся по-любому находить какие-то пути для восстановления отношений рабочих хотя бы, внутри Дома актёра.

В. ЭТУШ: Я прошу прощения, но есть ещё аппарат, который тоже влияет на все события, которые существуют. Потому что они считают, что им работать надо с тем человеком, которого выберут. Поэтому это ревностное отношение.

К. ЛАРИНА: А Вы встречались с коллективом, с сотрудниками Дома?

В. ЭТУШ: Нет, не встречался, потому что назначено собрание на понедельник. И я думаю придти мне туда или не придти, потому что я в такую атмосферу приходить не хочу, и ничего не желаю иметь общего с ними. Хотя до этого у меня были прекрасные отношения со всеми.

К. ЛАРИНА: А что там за атмосфера?

В. ЭТУШ: Не знаю.

К. ЛАРИНА: Но Вы там бываете?

В. ЭТУШ: Нет, не бываю. Не бываю. Я решил придти на собрание. А сейчас думаю, придти мне или не придти на это собрание, потому что я… Вы знаете что… Я бескорыстно занимался Домом актёра. Абсолютно. И когда Маргарита Александровна первый раз меня назначила, и назначила мне оклад-содержание, я тут же отказался. И она переделала этот приказ. У меня никаких посягательств на материальную сторону нет. Поэтому у меня только желание продолжить это дело, продолжить дело Александра Моисеевича и Маргариты Александровны. Действительно, искренне, по-настоящему, и чтобы это дело расцветало. Оно очень хорошее, это дело. Очень хороший Дом. Она смогла сделать там всё очень хорошо. Я бы хотел, чтобы это продолжалось. Только и всего. А влезать в какую-то склоку, ни за что я не хочу.

К. ЛАРИНА: Я хочу от Вас добиться. Вы наверняка сами же… я вижу, как Вы нервничаете, и прекрасно понимаю, что это не прибавляет здоровья, пожалуйста, Вы себя берегите, Вам есть ещё, чем заниматься в этой жизни. Вы говорите – до апреля. Значит в апреле, мае, июне будут эти правления. Как в такой атмосфере, если Вы говорите, что там атмосфера не очень соответствует какому-то творческому единению, как Вы в такой атмосфере собираетесь работать в должности исполняющего обязанности директора?

В. ЭТУШ: Я ещё не ощутил этой атмосферы. Я понимаю, что она какая-то непонятная там. Очевидно, эту атмосферу надо привести к какому-то знаменателю. Если я буду этим заниматься, то, прежде всего я обязан сделать и это. Сделать самыми активными средствами. Объяснить, что я лично ни на что не претендую. Я претендую только на то, чтобы продолжал существовать Дом в тех традициях, которые были заложены Маргаритой Александровной. Других у меня пожеланий, личных пожеланий, нет. И я на это готов отдать то время, которое должно истечь перед выборами.

Но и только. И влезать в какие-то склоки, в какие-то разборки абсолютно не желаю.

К. ЛАРИНА: А Вы с кем-то встречались из членов правления, с кем-то разговаривали? Я не назвала ещё Юрия Соломина, Веру Васильеву.

В. ЭТУШ: Кстати говоря, на этом собрании Вера Васильева и Юрий Соломин высказали очень рациональные и правильные вещи. Что вы так торопитесь разодрать эту шкуру неубитого ещё медведя? Что вы так торопитесь схватить это кресло? Такой разговор был. Дайте подумать, как это будет по Уставу, тогда и будем выбирать. Вот это звучало и у Веры Васильевой, и у Юрия Соломина.

К. ЛАРИНА: Мы уже с Вами про это говорили, но мы же не можем забыть ту атмосферу уже не внутри Дома, а вне Дома, когда в любую секунду может повториться то, что было в прошлом году, когда вы все собирались чуть ли не Арбат перекрывать ради того, чтобы спасти Дом.

В. ЭТУШ: Так в том-то и дело же! Мы прошли это, зачем возвращаться к этому? Ведь спичка вспыхивает моментально! Если будет какой-то разброд внутри дома, он выйдет за пределы. Этого я и боюсь, этого я и не хочу! И не только я, надеюсь. Вы сейчас в самую середину попали. Это опасно. И, кроме того, опасно, чтобы пришёл человек, который не понимает по-настоящему этого Дома. И обязанностей этого Дома. Там очень много благотворительности.

К. ЛАРИНА: Нет, безусловно, там есть совершенно уникальные программы, именно связанные с помощью для ветеранов. Я знаю, как Маргарита Александровна относилась к этому ответственно, к этой работе и к этим встречам. Вы уже говорили про поездки, которые она устраивала для актёров, для активистов Дома. Безусловно. Но мне всё равно очень обидно. Вы говорите про склоку. Вот какая цель сегодняшней нашей встречи? Моя цель была сегодня попробовать немножечко умерить градус накалённости, который сейчас существует вокруг этой темы, вокруг темы в Доме. И немножечко, может быть, сделать так, чтобы не было этого противостояния между лично Вами и теми уважаемыми людьми, которые входят в правление Дома актёра.

Я так чувствую, что здесь понимания какого-то нет.

В. ЭТУШ: Нет, Вы знаете что… Я думаю, что Вы неверно ощущаете..

К. ЛАРИНА: Да? Но я вижу, как Вы загораетесь.

В. ЭТУШ: Ну, может я так настроен!

К. ЛАРИНА: По-боевому.

В. ЭТУШ: Я возмущён! За то хорошее, извините, что я так за себя говорю, за то хорошее, что я хотел положить на алтарь, я вдруг вижу какой-то разброд.

К. ЛАРИНА: Это какие-то личные Ваши обиды?

В. ЭТУШ: Нет, какие! С кем? Зачем? Что Вы! Нет…

К. ЛАРИНА: Давайте мы сейчас пробуем списаться, под финал, с Юрием Мефодьевичем Соломиным, художественным руководителем Малого театра, который сейчас находится на репетиции, и очень просил связаться ближе к финалу нашего разговора. Получается, да, Татьяна? Владимир Абрамович, Вы пока наушники возьмите. Любые, которые у Вас лежат. Да, есть. Алло!

Ю. СОЛОМИН: Да, да.

К. ЛАРИНА: Добрый день, Юрий Мефодьевич, здравствуйте.

Ю. СОЛОМИН: Добрый день.

К. ЛАРИНА: Спасибо, что успели к нам хотя бы на несколько минут.

Ю. СОЛОМИН: Ну как успел. Я на репетиции.

К. ЛАРИНА: Я знаю, спасибо Вам большое, что нашли время. Здесь Владимир Абрамович Этуш, здесь Ксения Ларина. Мы обсуждаем ситуацию, которая сложилась сегодня в Доме актёра.

Ю. СОЛОМИН: А о чём говорили?

К. ЛАРИНА: О том, каким образом дальше строить жизнь в Доме, каким образом выбрать директора, каким образом Дом сохранить, и каким образом, для меня это главное, большая боль, каким образом устранить противостояние, которое сложилось в правлении среди Ваших коллег.

Ю. СОЛОМИН: Понятно.

К. ЛАРИНА: Пожалуйста.

Ю. СОЛОМИН: Сейчас я с мыслями соберусь. Вы знаете, конечно, хотелось бы, чтобы всё осталось по старому, как было. Тот Дом актёра, который существовал, он ведь объединял вокруг себя всех актёров из других государств, приезжали каждый год. Я имею в виду и Грузию, и Среднюю Азию, и Прибалтику. Всегда приезжали актёры. Это наш Дом. Он так и называется. Поэтому то противостояние… Честно говоря, я особого противостояния 19-го числа не заметил, потому что я пришёл на те девять дней, в которые положено по православию вспомнить о человеке. Оказалось, что за столом была какая-то пауза непонятная, Потом оказывается, что я узнаю, что вроде там есть какие-то претенденты. Я фамилии не знаю никого.

Примерно я могу только догадываться о тех группах. Естественно, возмущение Владимира Абрамовича Этуша было справедливым, потому что его даже не пригласили и не спросили, хотя в последнее время, когда Маргарита Александровна была больна, и когда особенно шло противостояние коллектива актёрского нашего, борьба за это, за нас, то эту работу проводил ведь Этуш. И должен вам сказать абсолютно точно, я и тогда говорил, и сейчас повторяю, что мне Маргарита Александровна лично позвонила по телефону, поскольку она была человеком больным, и посоветовалась, как я отношусь, и может ли это быть, чтобы возглавлял всю эту борьбу, которая шла в то время, надо было ходить и в правительство, и в другие инстанции, чтобы был Владимир Абрамович Этуш.

Я сказал, что может быть лучше! Конечно, это уважаемый человек, популярный человек. Я думаю, что к нему будут прислушиваться. Поэтому не пригласив этого товарища, он, оказывается, насколько мне известно, узнал об этом случайно.

К. ЛАРИНА: А Вы не член правления, Владимир Абрамович? Нет??? Надо же…

Ю. СОЛОМИН: Поэтому для меня это было неожиданно. И я сказал, что ничего не понимаю, давайте мы поднимем тост и выпьем по-русски, как положено, за человека, который возглавлял Дом актёра, был очень хорошим другом и товарищем. И принёс очень много пользы. Двадцать пять лет она положила на то, чтобы сохранить этот Дом. Вот, собственно… И потом как-то все начали рассасываться. Я понимаю Владимира Абрамовича, которого даже не пригласили, не предупредили, зачем собираются. Я до сих пор не могу понять, кто это собирал.

К. ЛАРИНА: А Вас как позвали, интересно?

Ю. СОЛОМИН: Мне прислали пригласительный билет.

К. ЛАРИНА: И там что было написано?

Ю. СОЛОМИН: Девятнадцатого числа собирается совет. Не было написано, по какому делу. Это не написано. Я пришёл, памятуя, что это девять дней. И некоторые товарищи пришли именно поэтому. Я задал вопрос, а кто, собственно, да нет… Это и Табаков сказал, что а кто собрал-то нас, по какому поводу? Ну так, вроде, никто и не сказал. И тогда Владимир Абрамович возмутился и сказал, как это не предупредить человека, который очень много сделал для того, чтобы этот Дом сейчас принадлежал актёрам! Да, Маргарита Александровна. Но в это время большое усилие приложил Этуш, и об этом должны все помнить.

И конечно, не хотелось бы, чтобы это обсуждалось в прессе, не хотелось бы. Хотелось бы понять. Я не могу понять, почему так много желающих вдруг появилось.

К. ЛАРИНА: А действительно много желающих занять должность директора ЦДА?

Ю. СОЛОМИН: Я пользуюсь только слухами. Мне позвонили два человека, но не более, которые тоже в недоумении. Но известно, что даже какие-то группы даже есть. Я ни разу не видел этих людей в Доме актёра.

К. ЛАРИНА: Может быть, это тоже преувеличение? Может и групп никаких нет?

Ю. СОЛОМИН: Да нет, думаю что есть. Но они пока не проявились. Я думаю, что в ближайшее время, всё-таки… Я не понимаю, даже если кто-то есть, почему он не скажет: «Да, я выдвигаю свою кандидатуру».

К. ЛАРИНА: Нет, подождите. Я знаю, что многие члены правления, я уже говорила сегодня Владимиру Абрамовичу, хотели бы выдвинуть кандидатуру Александры, дочки Маргариты Александровны Эскиной, Маши Мироновой звучало имя.

Ю. СОЛОМИН: Я ничего не могу сказать хорошего о таком выдвижении. Если коллектив Дома актёра предлагает Эскину Александру, дочку, точно так же… В этом есть очень что-то симпатичное, очень доброе, что освещает всегда Дом актёра. Вот та доброта, которая переходила от Александра Моисеевича к Маргарите Александровне, и даже если сейчас бы перешло, это было бы прекрасно. Это разбило бы тогда все желающие предложения, желающих людей, которые выставляют группами предложения от той или иной стороны. Почему? Потому что это было бы хорошо.

К. ЛАРИНА: Ну что же, Юрий Мефодьевич, наше время истекло. Спасибо Вам, что Вы успели принять участие в нашем разговоре.

Ю. СОЛОМИН: Да не за что. Я просто извиняюсь за сумбур, потому что я буквально на ходу говорю.

К. ЛАРИНА: Всё, что возможно было, Вы нам разъяснили. И главное – свою позицию разъяснили и всё сказали.

Ю. СОЛОМИН: Теперь уже, я понимаю, нужен нейтральный человек.

К. ЛАРИНА: Отлично. Спасибо большое. Это Юрий Соломин, художественный руководитель Малого театра и член правления ЦДА. Мы на этом заканчиваем. Владимир Абрамович, я жму Вашу руку за то, что Вы не отказались. Я хочу слушателям нашим сказать, что при всей сложности ситуации, единственный человек, который сразу принял наше приглашение, практически без всяких условий, одно поставил условие, но я даже написала это в своём Живом Журнале, что мы это условие выполнили легко. Мы потом Вам напомним, Владимир Абрамович.

Мне очень важно, что в конце нашего разговора Юрий Мефодьевич его закольцевал, назвав имя Александры Эскиной, как той фигуры, как той личности, которая действительно может примирить все существующие стороны, как я поняла из сегодняшнего разговора, их больше двух точно, которая бы устроила всех. Если это произойдёт, пусть это будет так. Насколько я знаю, Александра готова к такому повороту событий. Спасибо Владимиру Абрамовичу за сегодняшний визит. Здоровья Вам, терпения и всего самого лучшего. Спасибо.

В. ЭТУШ: Спасибо Вам.

Послушать передачу

28.02.2009

Источник: «Эхо Москвы«

Комментарии

Оставить комментарий